«Шелковый путь» к книге

18 января 2017
«Шелковый путь» к книге

Государственный центр современного искусства представил тему Востока на страницах уникальных арт-изданий

Как известно, письменность изобрели на Востоке. Там же появилось и книгопечатание (китайцы опередили Гутенберга на несколько сотен лет). Видимо, от этих двух фактов и отталкивались организаторы выставки «Шелковый путь» в Государственном центре современного искусства (ГЦСИ), объединив в одном проекте две темы: Восток в творчестве современных художников и арт-книгу как жанр изобразительного искусства.

Тексты окружают посетителя экспозиции повсюду: с потолка свисают бумажные полотна, в стеклянных витринах лежат рукописные свитки, а к стене прислонен огромный веер, на каждой складке которого — буквы кириллицы, стилизованные под китайские иероглифы…

Тема арт-изданий в последние годы — в центре внимания музейного сообщества. Одна за другой выставки французских и испанских шедевров livre d’artiste проходят в ГМИИ имени Пушкина, а Эрмитаж даже открыл «кабинет книги художника» в постоянной экспозиции. Отчасти проект ГЦСИ идет в том же русле, но с акцентом на отечественных мастеров наших дней — от живых классиков Виктора Пивоварова и Эрика Булатова до совсем молодых авторов.

Ценителям современного искусства здесь будет не менее интересно, чем букинистам и библиофилам. Для создателей экспозиции книга художника — не набор иллюстраций к литературным произведениям (как во французской традиции livre d’artiste), а самостоятельные арт-объекты и инсталляции, которые не предполагают чтение в привычном смысле, скорее — прочтение.

Так, например, работа Михаила Мантулина «Мой Шелковый путь» (2016) представляет собой две деревянные дощечки, скрепленные друг с другом наподобие обложек книги: на левой — туристическое стихотворение барда Дмитрия Сухарева, а на правой — объемный коллаж с аудиокассетой. Свиток Сергея Смирнова «Шелковый путь» (2016) и вовсе не содержит букв, но демонстрирует вереницу крохотных верблюдов, постепенно превращающихся в знаки — аллюзию на древнее пиктографическое письмо.

Рукотворность экспонатов оборачивается не только созданием новых книг, но и превращением традиционных изданий в арт-объекты. Художница из Германии Дорофея Флейсс изрезала страницы на множество тонких полосок, назвав инсталляцию «Небеса здесь» (2016), а итальянец Итало Ланфредини смочил бумагу и приклеил ее к состаренной деревянной дощечке. Получившаяся композиция с духоподъемным названием «Книга художника объединяет мир» (2016) выглядит как древний артефакт, который еще только предстоит расшифровать.

​​​​​​​Не обошлось и без интернет-иронии. Инсталляция Алексея Веселовского «Facebook. 1913» — это наклеенные на синий картонный стенд страницы-скриншоты с воображаемыми аккаунтами деятелей Серебряного века. В хронике Николая Гумилева — африканские фотографии и дневниковые записи, а статус, естественно, цитата из его стихов.

То, что в ином контексте воспринималось бы как примитивная шутка, в контексте «Шелкового пути» приобретает концептуальное звучание. Фигура знаменитого поэта и путешественника начала XX века, исследователя внеевропейских культур — еще один ключ к экспозиции, часть которой так и названа: «Странник Гумилев». Здесь представлены арт-книги, созданные к его 130-летнему юбилею.

— В нашем проекте мы раскрываем не только образ Гумилева-поэта, но и Гумилева-путешественника, антрополога, географа, — сообщает один из кураторов выставки Михаил Погарский.

«Шелковый путь» посетителя заканчивается у вполне традиционного живописного триптиха. Общий стиль и цветовая гамма холстов Василия Власова «Графемы. Символы общения» (2016) вдохновлены абстракционистом Антони Тапиесом, но абстракциями их можно назвать с натяжкой. Составляющие композицию штрихи издалека напоминают иероглифы и арабскую вязь: восточная культура, как и смысл многих древних книг, по-прежнему остается для нас неразгаданным шифром.

Опубликовано: