Алексей Волин: нужно формировать новый мировой информационный порядок

21 февраля 2017
Алексей Волин: нужно формировать новый мировой информационный порядок

Старый мировой информационный порядок в последние годы рушится, в нашем нынешнем мире уже не всемогущи авторитеты старых СМИ, теряющих вековую репутацию объективности, и в журналистике появляются новые принципы и новые ориентиры, считает заместитель министра связи и массовых коммуникаций России Алексей Волин. В интервью корреспонденту РИА Новости в Бангкоке Евгению Беленькому он рассказал о смене информационного порядка в мире.

— Алексей Константинович, сегодня на встрече с таиландскими партнерами вы говорили о новом мировом информационном порядке. Как бы вы охарактеризовали процесс смены информационного порядка в мире?

— Мы в процессе контактов с нашими партнерами за рубежом регулярно в последнее время сталкиваемся с тем, что очень многие западные СМИ, которые считались символами, даже иконами мировой журналистики, потускнели и утратили свой блеск. Те средства массовой информации, которые на протяжении многих лет провозглашались источниками или примерами независимой объективной журналистики повели себя в последние годы так, что ни о какой объективной журналистике не приходится и говорить. Наиболее классическим примером является поведение одного немецкого издания, которое декларативно объявило о том, что не будет в материалах об олимпийских наградах вообще учитывать результаты российской сборной на Олимпиаде. 

 

Это превосходит даже то, что практиковалось в Советском Союзе во времена жесткой цензуры ЦК КПСС, потому что советские СМИ могли снабдить ту или иную информацию комментариями, разъяснениями или указаниями, как это следует воспринимать и интерпретировать, но представить себе ситуацию, чтобы в репортаже об Олимпиаде советские средства массовой информации не написали об участии спортсменов из других стран, было бы совершенно невозможно. В этой ситуации мы видим, что профессора, которые учили советских студентов на кафедре коммунистической печати, рассказывая им об амбивалентности факта, сейчас просто нервно курят в сторонке, поскольку амбивалентность факта уже заменена на игнорирование факта как такового. Возникает резонный вопрос, что делать в этой сложившейся сейчас ситуации, и ответ на него следующий: необходимо начать задумываться о формировании нового мирового информационного порядка. В этом новом мировом информационном порядке теряют значение, перестают играть свою давнюю роль старые бренды, которые считались лидерами индустрии в силу того, что на протяжении многих лет они завоевывали хорошую репутацию. Но репутация везде, в том числе и в медийном бизнесе, оказывается вещью переходной. Ее, как и невинность, достаточно потерять только один раз, потому что единожды отказавшись от стандартов объективной журналистики, восстановить репутацию уже невозможно. 

— Как вы представляете себе строительство нового информационного порядка? Какие краеугольные камни будут стоять на этой строительной площадке, какие будут ориентиры и принципы?

— Прежде всего, сегодня в глобальном медиапространстве не надо равняться на тех, кто считался запевалами или законодателями моды, а надо равняться на набор очень простых и ясных принципов. К этим принципам относится прежде всего умение быть интересным своему читателю, потому что этого никто никогда не отменял и без этого СМИ никогда не выиграют соревнование с социальными сетями и с фейковыми новостями, потому что если вы самую правдивую новость будете подавать в крайне скучной оболочке, то толку от этой правдивости не будет в силу того, что ее просто не прочтут. Это как лекарство, которое не проглотят, и поэтому оно не поможет.

Второе, что необходимо для формирования нового мирового информационного порядка, это профессионализм. Профессионализм на сегодня является ключевым именно в силу того, что профессионализм в состоянии привлечь читателя, который хочет найти полезную и нужную ему информацию. Ибо только профессионализм в состоянии гарантировать то, что человек может использовать полученную информацию в своей жизни или ориентироваться на эту информацию при принятии тех или иных решений. Кстати, профессионализм важен еще и для интересной упаковки новостей без изменения их сути, потому что очень часто в погоне за красивой упаковкой начинает страдать самое главное — содержание новости. Профессионал должен хорошо подать блюдо, не заменив при этом в колбасе мясо на крахмал.

Следующая задача, которая стоит перед СМИ в период формирования нового информационного порядка, это мультимедийность. Мы сегодня вступаем в эпоху так называемой конвергентной журналистики. Конвергентная журналистика в этом контексте — это журналистика, которая исходит из понимания того, что сегодня информация затачивается и оформляется не под человека-потребителя, а под устройство, которым пользуется потребитель. Информация для планшета, смартфона, компьютера и бумажной газеты выглядит совершенно по-разному. Без умения донести до пользователя информацию всеми доступными и удобными техническими способами мы никогда не достучимся до своей аудитории.

И еще один принцип, связанный с подготовкой кадров, который мы, например, сегодня обсуждали с нашими таиландскими коллегами. В очень многих странах, в том числе и в России, происходит разрыв между академическим образованием и практическими навыками, которыми должен обладать человек, идущий на работу в медиасферу. И в этой связи без прямого участия медиаиндустрии в подготовке студентов и кадров не произойдет никакого изменения ситуации к лучшему.

— Как бы вы прокомментировали попытку США создать русскоязычный телеканал в противовес российскому англоязычному телеканалу RT, который за годы своей работы приобрел немалую популярность в Америке? Как, с вашей точки зрения, выглядит такая попытка соревнования в современной медийной среде?

— Это соревнование всегда существовало, ему уже много десятков лет, и вопрос только в том, кто из вещателей попадал в ожидания аудитории. Мы вообще в последние 20 лет, с моей точки зрения, поменялись с Западом местами. Потому что все то, за что критиковался в 1970-1980-е годы Советский Союз, сегодня в полной мере, а иногда и с перехлестом, реализовано на территории многих европейских государств и частично реализовано в США. Только сейчас в Америке начинается возвращение к истокам. Например, на Западе приобрело широчайшее распространение категорическое неприятие иного мнения, но только если в Советском Союзе речь шла о коммунистической идеологии, то сейчас на Западе ту же роль играет так называемый мейнстрим и политическая корректность. Все, что не в мейнстриме, считается неверным, ущербным и подлежащим изгнанию. Более того, в ряде вещей современная европейская цивилизация превзошла по крайней мере поздний советский период, потому что советским людям не возбранялось высказывать свое личное мнение на кухне, в кругу друзей и знакомых. 

Сегодня за высказывание альтернативного мнения даже в узком кругу, не в средствах массовой информации, некоторые университетские профессора объявляются нерукопожатными, их требуют лишить работы, кафедры, не давать доступа к средствам массовой информации, перестают с ними общаться, что, конечно, ближе не столько к позднесоветскому, сколько к северокорейскому варианту. Все разговоры о свободном рынке заменены жестким диктатом профсоюзов или наднациональных соглашений между бюрократами Европейского союза, которые пытаются достаточно серьезно и детально регламентировать всю экономическую жизнь. То есть полюсы сместились, потому что именно в России в настоящее время сосуществуют самые различные точки зрения, и даже при том, что почти 80% однозначно поддерживают политическое руководство, в стране совершенно спокойно издаются оппозиционные средства массовой информации — оппозиционные газеты, интернет-сайты и оппозиционные телеканалы, многие из которых далеко выходят за пределы приличий при оценке ряда российских руководителей. Что совершенно не приводит к тому, чтобы их закрывали или чтобы несогласным затыкали рты.

С точки зрения рыночной экономики российская экономика является более открытой и рыночно-ориентированной. Поэтому создание альтернативных телеканалу RT русскоязычных средств массовой информации, в принципе, навряд ли найдет себе какую-то заметную нишу в сознании и восприятии российских потребителей. Мы, собственно говоря, не против. Мы даже помним, что в 70-80-е годы на советскую территорию спокойно вещало радио Пхеньяна, и никому не приходило в голову его глушить.

ria.ru

 

Опубликовано: