Маленьких - не пускать. Как в Москве реформировали торговлю в переходах

22 ноября 2017
Маленьких - не пускать. Как в Москве реформировали торговлю в переходах

В Москве заканчивается реформа торговли в подземных переходах. Итог ожидаем: лучшие места в переходах получил крупный бизнес, торговые площади сокращены почти в три раза, ставки аренды выросли в 2,5 раза.

Реформа подземной торговли в Москве выходит на финишную прямую. Руководство метрополитена и ГБУ "Гормост" результатами удовлетворены: старые павильоны снесены, изменился подход к регулированию торговли - теперь все площадки разыгрываются на открытых электронных аукционах, договоры нового типа запрещают передавать их в субаренду третьим лицам, чем торговать – решают сами арендаторы, что, по мнению реформаторов, благоприятствует привлечению малого бизнеса к сотрудничеству .

Сами предприниматели считают, что если цель «подземной реформы» - передел рынка и выдавливание «мелких» игроков, то она удалась -лучшие места в переходах получил крупный бизнес, торговые площади сокращены почти в три раза, ставки аренды выросли в 2,5 раза. Столичное управление Федеральной антимонопольной службы также пришло к выводу, что московский метрополитен нарушил права малого и среднего бизнеса, установив неподъемные условия для участия в аукционах.

Прежде всего настораживает ничем не оправданное появление «суперлотов», за каждый из которых необходимо внести задаток 70 миллионов рублей. Малый и средний бизнес это не потянет, дорогу явно прокладывают для акул крупного бизнеса. Мелкая рыбешка вынуждена в драку биться за крошки со стола -за 3-5 выставленных на торги ларьков площадью от 3 до 10 кв. метра. Желающих много, мест мало - возникает гигантский ажиотаж, цены вырастают в несколько раз, а то и до абсурда. Например, на павильон 8 квадратных метров на станции метро "Марксистская" претендовало около 100 заявителей, и он был продан по цене 800 тысяч рублей в месяц, максимальное превышение начальной цены составило 1405%.

- Организаторы спекулируют на безвыходном положении торговцев, а их аукционы превратились в открытую обираловку, - считает президент Гильдии предпринимателей Владимир Морозов: - До реформы у нас с партнерами было около 20 объектов в метро: кожгалантерея, маникюрные принадлежности, головные уборы. Работали на «Сходненской», «Савеловской», «Китай-городе», платили 150 тысяч рублей в месяц за павильон площадью 4-5 квадратных метров. Сейчас цена начинается с 200 тысяч, а в среднем - 300 и 400 тысяч. По этой ставке в метрополитене большинство мест — убыточные, особенно если ты стоишь на таких позициях как одежда. Но работы нет, люди готовы платить и по 800 тысяч, лишь бы ухватить место и распродать остатки. Сейчас уже появились отказы от таких мест…. Но подземка не в проигрыше, она свое взяла.

-В одном аукционе в метро мы участвовали, но победитель поднял стартовую сумму аренды почти в четыре раза, тягаться мы не стали, для нас такая аренда – разорение,— рассказал «НИ» гендиректор группы компаний «Кардос» Олег Бережной.

Неудачным оказался опыт и для группы Ginza Project. По слова гендиректора Алексея Волкова, компания, выиграла семь объектов на станции метро «Новокосино», но потом отказалась от проекта: «Во-первых, того потока не было, который планировался. Станция «Новокосино» имеет четыре выхода, а не один, как изначально мы думали. Во-вторых, покупательная способность людей невысока. Нельзя сравнивать с потоком торгового центра, где люди специально приходят тратить деньги. Тут утром пробежали на работу, вечером с работы. 5% из этого потока что-то купили, и все… Дело оказалось для нас тухлое».

Многие предприниматели не рассчитали экономику бизнеса и уже начинают возвращать арендованные точки. При этом приходится оставлять в городской казне внесенный залог. По подсчетам гендиректора «АМО-Пресс» Дмитрия Изюмникова, это было выгоднее, чем пять лет (нерасторгаемый срок аренды по новым договорам) содержать убыточный киоск. Но в общем-то большим сюрпризом для многих победителей аукционов стало то, что отказаться можно только от всего лота разом, оставлять прибыльные точки и возвращать убыточные нельзя.

С мая 2016 года по середину сентября 2017 года власти успели разыграть 5,4 тысячи квадратных метров подземных площадей, на которых размещены 500 торговых точек — почти в три раза меньше, чем сдавалось до реформы (13,3 тыс. кв. м в метро и 1,3 тыс. в переходах «Гормоста»). Ситуация в ближайшее время принципиально не изменится, распродажа площадей почти закончена — в течение 2018 года метрополитен разыграет еще 950 кв. м «Гормост» — 700 кв. м. С дальнейшими планами в организациях еще не определились. Но даже если представить невозможное – раздачу квадратных метров по льготной цене очевидное уже не исправить. По данным московского отделения «Опоры России», за два года подземной реформы бизнес и работу потеряли 50 000 предпринимателей.

Московский метрополитен, наоборот, в плюсе – здесь еще никогда доходы от аренды торговых площадей не были столь головокружительными. Только в марте нынешнего года, разыграв 1554 кв. метра, собрали 2,3 млрд рублей, а всего за два года — 5,5 млрд руб.

Считается, что раньше львиная доля от арендных сборов оседала в карманах трех кампаний, минуя законного хозяина. С 1990-х годов почти половину торговых площадей в метро контролировали ООО «Дегама» и связанные с ним структуры Льва Кветного («Газметалл», лично состояние, по версии Forbes , $1,2 млрд), вторым игроком в метро был холдинг «Диалмет», связанный с одним из крупнейших владельцев торговой недвижимости в Москве Яковом Якубовым, третьим крупным арендатором была «Компания Шевалье» Бэлы Нусуевой, вдовы убитого в 2005 году дзюдоиста Шевалье Нусуева. Компании арендовали площади у московского метрополитена и сдавали их в пять раз дороже мелким киоскам, торговавшим всем чем угодно.

Мечта метрополитена отодвинуть эти кампании в сторону и самостоятельно контролировать денежные потоки осуществилась в 2015 году с началом «реформы». Кстати, для тех, у кого короткая память: снос киосков и освобождение подземного пространства от какой бы то ни было коммерции преподносились тогда как устранение угрозы терроризма. Под этим благовидным предлогом расторгались договора с зарвавшимися кампаниями и «навсегда» изгонялся с торговых мест малый бизнес. Все всё понимали, но качать права в такой атмосфере – это как минимум прослыть пособником какой-нибудь запрещенной «террористической организации».

Реформа полностью изменила не только представления о безопасности, но и состав лидеров, ранее агрегировавших большую часть метро- площадей. Ни одного из них нет в составе нынешних крупных арендаторов.

Новички малоизвестны на рынке и прежде не имели отношения к подземной торговле. К примеру, в 2016 году компании «Метроторг» предпринимателя Дмитрия Сидоренко взяла на аукционе «суперлот» — сразу 10% торговых площадей в переходах. По данным РБК, про его бизнес ничего не известно, кроме того, что он был совладельцем газеты «Завтра». В департаменте транспорта тогда этот факт обошли молчанием, объяснив только, что выставить сразу 10% площадей единым лотом было решено, чтобы привлечь не только малый бизнес, но и крупных игроков из числа торговых сетей. Однако спускаться под землю торговые сети не захотели, пока не нашлось охотников и открыть в метро рестораны, пиццерии и суши-бары на площадях от от 3,15 до 16,1 кв. м.

Эксперт организации «Город и транспорт» Владимир Свириденков полагает, что может самостоятельно запустить сеть ресторанов под своим брендом. Сейчас в метро работает около десятка бистро, в которых продается выпечка из цехов столовых подземки, а также салаты, бутерброды. Если этот непрофильный бизнес начнет приносить метрополитену хороший доход, его всегда можно расширить и совсем не обязательно с кем-тоделиться.

Какой прок от всего этого малому бизнес? По мнению Алексея Каневского, председателя комитета по экономике московского городского отделения «Опоры России», никакого, а вот вред есть - обратной стороной реформы стал рост нелегальной торговли. «По моим оценкам, нелегалов стало на 10–15% больше, - говорит он. - Эта тенденция будет только расти. Дело не в том, что предприниматели незаконопослушные. Как москвичей ни приучали к покупкам в гипермаркетах, потребность в недорогих продуктах, товарах и услугах, которые можно купить по пути домой или получить на ходу, есть, а те точки, которые сейчас работают под землей, людей не удовлетворяют. Свято место, как известно, пусто не бывает, расторопный бизнес всегда сумеет его заполнить».

Людмила Бутузова

 

Новые Известия

Опубликовано: