Встреча СМИ с Роскомнадзором не всегда заканчивается штрафом

15 сентября 2017
Встреча СМИ с Роскомнадзором не всегда заканчивается штрафом

В Москве 12 сентября в Центральном доме журналиста состоялась встреча в формате круглого стола по теме «Практика работы Роскомнадзора с обращениями граждан и эффективная коммуникация регулятора со СМИ».

 

Мероприятие было организовано союзом издателей «Национальная ассоциация издателей» (НАИ) совместно с Союзом журналистов России.

 

В работе круглого стола принял участие президент НАИ Андрей Авдонин, начальник отдела Роскомнадзора в сфере массовых коммуникаций по Центральному федеральному округу Мария Кузнецова, начальник отдела начальник отдела периодической печати Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Светлана Дзюбинская, а также руководители ведущих издательских домов, редакций, журналисты и эксперты медиарынка.

 

На встрече велось обсуждение методологических основ, положений и принципов работы Роскомнадзора со СМИ. Особенно полезной была информация о том, на что следует издателям обратить внимание при публикации материалов в журнально-газетной продукции, как не совершать типичные ошибки, связанные с нарушениями в предвыборный период и как помочь издателям избежать санкций государственных контролирующих органов.

 

Открыл мероприятие Игорь Диденко, заместитель председателя совета директоров ИД «Аргументы Недели», со словами: «В наше непростое информационное время, тем более что в будущем году будут выборы, те правила и регламенты, которые установлены регулятором, нужно исполнять. Их нужно знать, для того чтобы не совершать минимальных и обидных ошибок, чтобы деятельность СМИ протекала максимально эффективно и максимально в рамках законодательства. Чтобы и наши читатели, и наши сотрудники получали максимальное удовольствие от процесса. Сегодня мы сможем услышать, как кейсы, примеры ошибок, которые не нужно повторять, так и ту новую практику, которая была выработана Роскомнадзором в области работы с обращениями граждан».

 

Приводим наиболее интересные и полезные для работников СМИ выступления, которые прозвучали в рамках круглого стола:

 

Мария Кузнецова, начальник отдела Роскомнадзора в сфере массовых коммуникаций по Центральному федеральному округу: - Естественно граждане жалуются на деятельность СМИ. Как по делу так и не по делу. В любом случае Роскомнадзор рассматривает эти обращения и если есть какие-либо основания принятия мер или проведения мероприятий по контролю, то они осуществляются.

 

Если это жалобы из серии «Мне не нравится, что СМИ пишет», но при этом СМИ действует в рамках правового поля, то соответственно об этих обращениях вы никогда и не узнаете. Заявителю будет направлен ответ, что у нас есть Закон, есть профессиональная самостоятельность действий редакции и т.д.

 

Жалобы, которые имеют под собой основание можно разделить на два типа. Первый, касается выходных данных газеты, периодичности, адреса редакции и т.д. Естественно мы такие случаи рассматриваем и вступаем во взаимодействие с редакцией и привлекаем к административной ответственности. То же самое касается статей 11 и 20 Закона о СМИ.

 

Вторая категория обращений касается контента СМИ. Здесь уже посложнее, мы тоже смотрим, оцениваем и если есть явные нарушения, например, распространение нецензурной брани, то тут уже никуда не денешься – нужно принимать меры профилактические и административно-пресекательные.

 

Но вместе с этим вы слышите, что Роскомнадзор всё чаще выявляет нарушения в деятельности СМИ именно в их содержательной части. В первую очередь это связано с тем, что у Роскомнадзора введена автоматизированная система мониторинга СМИ.

 

Она появилась ещё в 2016 году и постепенно внедрялась по всей стране. Эта система мониторинга касается как сетевых изданий, т.е. сайтов которые зарегистрированы в качестве СМИ, телерадиоканалов, так и печатных изданий. Нужна она, чтобы выявлять нарушения закона в содержательной части в СМИ.

 

Самое основное – это ст. 4 Закона о СМИ. Там говорится о недопустимости злоупотребления свободой массовой информации и приведён перечень видов той информации, которую запрещается распространять в СМИ. Большинство нарушений, которые мы выявляем – это мат.

 

Все слышали недавнюю новость, что 6 сетевых изданий будут привлечены к ответственности за размещение видео с нецензурной лексикой (речь о рэп-баттле Oxxxymiron vs Гнойный). Когда мы посмотрели на сами издания и то, что они сделали, то честно говоря, были в шоке! Потому что и Роскомнадзор и мы, управление по ЦФО, проводим регулярно профилактические мероприятия, объясняя, что так делать нельзя. А тут выложили такое, где уже на третий минуте звучит мат. Причём выкладывали не активной гиперссылкой (хотя это тоже запрещено), а выложили непосредственно на сайте своих изданий.

 

В печатных СМИ такие нарушения тоже встречаются, но, хочется верить, что происходит это по недосмотру. Чаще всего это выражается в опубликовании анекдотов, либо в скринах из социальных сетей известных людей. Зачем, например, Шнурова полностью цитировать, я не знаю, но некоторые это делают.

 

Сразу остановлюсь на активных гиперссылках. Что касается сетевых изданий, если на их странице есть такая ссылка, на другой материал, который находится на другом сайте, как правило, это видеоролики на YouTube, но в которых есть нарушения, то всё равно отдельная гиперссылка рассматривается, как материал СМИ.

 

Когда нам рассказывают, что «это же не наш материал», я обычно говорю, что «хорошо, а если у вас будет активная гиперссылка на порно-хаб, то это тоже к вам никакого отношения не будет иметь? Не вы её разместили?». Конечно, нужно внимательно подходить и оценивать то, что у вас публикуется.

 

Второе по частоте выявления нарушений – это упоминание экстремистских организаций без указания, что их деятельность в России запрещена. Достаточно большое число СМИ попадается с этим нарушением.

 

Основное это «Правый Сектор», Меджлис крымско-татарского народа, Misantropic Division (все эти организации запрещены в России – прим. ред.), и т.д. Вообще весь список таких организаций, которые запрещены в рамках Закона о Противодействии экстремисткой деятельности, размещается на сайте Минюста. Если вы чувствуете, что пишите на какую-то такую тему, которая связана с этими вопросами, то зайдите на сайт, чтобы просто себя проверять. Есть там такая организация или нет. Собственно говоря, от редакции ничего и не требуется, кроме того, чтобы в скобках указать, или поставить звёздочку и сделать сноску, что данная организация запрещена на территории РФ. Не надо приводить какие-то большие предложения.

 

Следующие виды нарушений, которые у нас выявляются достаточно часто – это распространение сведений о несовершеннолетних, пострадавших в результате противоправных действий или бездействия.

 

Все знают, что нельзя публиковать такие сведения без письменного согласия законного представителя такого несовершеннолетнего. Либо если несовершеннолетний достиг 14-летнего возраста он вправе сам дать на это согласие.

 

Обращаю ваше внимание на то, что если какое-то СМИ распространило такие сведения, то не надо перепечатывать то же самое у себя. Потому что у того СМИ может и есть согласие, а у вас его нет. И ст. 57 Закона о СМИ в данном случае не освобождает вас от ответственности. Такое согласие должно быть конкретно у вас, если вы об этом пишите.

 

Также напомню, хотя наши СМИ этим не страдают, что запрещены призывы к экстремисткой деятельности, сами экстремистские материалы, наркотики, порнография, культ насилия и жестокости. В общем, всё, что у нас перечислено в ст. 4 Закона о СМИ.

 

Андрей Авдонин, президент НАИ: Поясните по поводу «Культа насилия». Несколько лет назад у нас было предупреждение от Роскомнадзора за то, что мы опубликовали выписку из протокола судебного слушания, которое было озвучено в суде. Точнее, тех действий, жестоких, которые к подозреваемому применялись. И за приведение цитаты нам вменили пропаганду культа насилия. Цитаты из уголовного дела тоже ей являются?

 

Мария Кузнецова: Сейчас такой практики нет. Получается, акценты сместились и все больше пошли материться. В любом случае, когда вы берёте информацию из судебных протоколов, из пресс-релизов СК, правоохранительных органов, прежде чем просто перепечатывать вы, пожалуйста, подумайте, не является ли это нарушением ст. 4 Закона о СМИ. Скорректируйте эту информацию при необходимости.

 

Ещё хотела бы остановиться на теме единого дня голосования, особенно в преддверии следующих выборов в 2018 году. Та же самая система мониторинга используется и при выявлении нарушений в законодательстве о выборах и референдумах.

 

Например, публикация опросов общественного мнения. Это является одним из видов информирования избирателя. Такая публикация должна сопровождаться определёнными сведениями – когда проводился опрос, кем, в какой период, какой вопрос задавался, какая выборка и т.д. Наиболее часто выявлялось несоблюдение требований, которые предъявляет закон к публикованию опросов общественного мнения.

 

Второй вид нарушений, хотя не думала, что мы с этим столкнёмся, нарушения ст. 6 ч. 3, где запрещается за 5 дней до голосования публиковать опросы общественного мнения, прогнозы, исследования, которые способны повлиять на волеизъявление избирателей.

 

Светлана Дзюбинская, начальник отдела начальник отдела периодической печати Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям: Призываю вас быть бдительными и внимательными, чтобы нам с коллегами не пришлось вас наказывать. В случае если вынесено предупреждение по ст. 4 Закона о СМИ, то вы лишаетесь права на получение субсидии, которую есть возможность получить в ФАПМК. Перед каждым заседанием экспертного совета мы отправляем список номинантов на получение субсидий в органы федерального Роскомнадзора и профильное управление проверят их по всем базам на счёт предупреждений. В этом году, к счастью, у нас было более 1200 заявок, а предупреждения были обнаружены только у 4-х редакций. Видимо к нам заявляются издания соблюдающие законодательство, следящие за ним.

 

Но, тем не менее, у некоторых были подобные неприятности, когда они просто из-за невнимательности своих сотрудников лишились этого права. В этом году у нас получилась поддержать 554 печатных издания, которые будут реализовывать 752 социально-значимых проекта.

 

В сентябре будет рассмотрено ещё более двухсот заявок от печатных СМИ. Среди них 454 региональных издания получили поддержку и 100 федеральных. Расклад финансов у нас такой же, как в прошлые годы – на региональные СМИ 300 млн. руб., на федеральные – около 50 млн. руб…

 

Затем, после выступлений, участники круглого стола задавали вопросы по нюансам в области практики работы Роскомнадзора и законодательства.

 

Елена Шитикова, исполнительный директор Союза издателей ГИПП: Как всё-таки писать о детях, когда хочется написать о победе какого-либо коллектива или конкретного ребёнка и поставить крупную фотографию этого ребёнка? Ведь до родителей не дойти, чтобы спросить разрешения. Например, в Ярославской области идёт битва газет с местной администрацией, которая запрещает публиковать фотографии детей.

 

Мария Кузнецова: Нужно понимать, что фотографии – персональные данные гражданина. Так что по-хорошему нужно всё же дойти до родителей, чтобы получить согласие на публикацию изображений.

 

Но тут ещё какой вопрос. Кто-то приезжает снимать, если это телевидение или редакция, то они это делают не просто так. Соответственно администрация их приглашает и как-то сообщает участникам, что проходит публичное мероприятие. На нём снимать и делать фото можно.

 

Вместе с этим, если фотографировать конкретных людей, тех же детей-победителей, то тут нужно чтобы администрация, которая организовала мероприятие, информировала родителей о том, что будет проводиться съёмка или интервьюирование и собирала с них согласие.

 

Это распространённое явление. У меня тоже ребёнок учится в школе, и нам приходило обращение со словами даю ли я согласие на сбор и обработку персональных данных моего ребёнка. Хотели снять его в ролике, выложить в интернет и использовать его в течение 10 лет. Я не дала такое согласие и моего ребёнка просто не снимали.

 

Так что тут уже всё от родителей зависит, есть такие, которые не хотят.

 

Елена Шитикова: Мы проводим ежегодный фестиваль детской прессы в «Орлёнке». Там 3,5 тыс. детей. Эти дети, наверное, с разным статусом, кого-то можно снимать, кого-то нет. Как организаторы об этом должны узнать? Дети попадают к нам на фотографии, что мы с ними можем делать, а что нет? Мы же детей не опознаем, как и вожатые в лагере.

 

Мария Кузнецова: Но фестиваль это же публичное мероприятие? В рамках гражданского кодекса говорится, что не допускается использование изображение гражданина без его согласия. Вместе с тем, если его фото сделано в рамках публичного мероприятия, и он не является специальным объектом съёмки, то такое использование изображения допускается.

 

Елена Шитикова: А если это крупные планы? Два человека? Один?

 

Мария Кузнецова: Ну, вы же не гоняетесь специально за конкретным ребёнком? А просто выхватываете крупные планы. Также как на телевидении. И потом опять же таки само это мероприятие, куда приезжают дети – это публичное мероприятие?

 

Михаил Селин, ведущий юрист газеты «Метро»: Но если с мероприятия есть крупный план, на котором только лицо ребёнка, то эта фотография не отображает в целом публичного мероприятия. То есть фотография может быть вырвана из контекста. Прошло, например, детское мероприятие и журналисты сделали красивые портретные съёмки каждого ребёнка в отдельности. Для того чтобы соответствовать требованию о публичном мероприятии сама фотография должна отображать общее происходящее мероприятие. Но в данной ситуации она не отображает.

 

Мария Кузнецова: У меня изначально вопрос к организации мероприятия – каким образом дети вообще узнали о том, что оно проходит и о чём оно? Ведь можно ещё на этапе организации мероприятия давать информацию о том, что во время его проведения будет производиться фото и видеосъёмка.

 

Михаил Селин: Но это легко сделать, если редакция организатор мероприятия. А если вы не организатор?

 

Мария Кузнецова: А каким образом доносится информация о том же детском кинофестивале?

 

Елена Шитикова: Через вожатых.

 

Мария Кузнецова: Но дети в лагере же тоже не просто так. У родителей с администрацией лагеря заключён договор, что там с ними может быть и чего не может быть. Честно говоря, уже по опыту – наверняка всё это там прописано.

 

Андрей Авдонин: Коллеги, а кому-то приходило вообще уведомление от РКН по такому нарушению?

 

Михаил Селин: Родители жалуются, что мы без их разрешения это делаем.

 

Андрей Авдонин: Понятно, т.е. может это просто этакое «фи», а может и жалобу напишут.

 

Мария Кузнецова: Если вы сомневаетесь лучше попросить разрешения.

 

Андрей Авдонин: Если вы сфотографируете любого человека не на публичном мероприятии и опубликуете, то автоматически можете попасть под статью. Этим, кстати, активно сейчас пользуются известные шоу-исполнители, которые дали своим адвокатам возможность заработать. И они рассылают в редакции иски, если без их согласия опубликована фотография. Это сейчас массовое явление. Поэтому вы не видите фотографий и материалов о Стасе Михайлове, Галкине, Безруковых.

 

Причём необязательно об этом знают сами звёзды. Адвокаты засыпали редакции жалобами, приходили штрафы и, причём не маленькие. По 50 тыс. руб. с издания и журналиста. Вы должны знать, что без разрешения человека опубликовать его фотографию можете, только если она не крупным планом, на публичном мероприятии.

 

Сергей Аникин, директор по продажам в регионах Hearst Shkulev Publishing: Сейчас к чемпионату мира по футболу по телевидению и на наружной рекламе стали рекламировать пиво, причём с изображением людей, здорового образа жизни, безалкогольного пива.

 

Каково ваше отношение к совмещению ЗОЖ и рекламы пива, которое заполонило всё пространство? Мне весьма трудно отвечать на вопрос детей по поводу его полезности. И будет ли какое-то послабление для печатных изданий по рекламе пива для печатных изданий?

 

Мария Кузнецова: У меня такая же личная позиция по сочетанию пива и ЗОЖ, как и у вас. Отрицательная. Но с точки зрения применения закона я не смогу ответить на ваши вопросы, потому что это всё что связано с вопросами рекламы это относится к компетенции ФАС.

 

Алла Дандыкина, директор департамента рекламы Издательский дом «Кардос»: Существуют сайты и не один которые торгуют прессой в электронном виде. Будет ли к таким агрегаторам применяться какие-то санкции, если в тех СМИ, которые представлены у них как товар, существуют нарушения закона о СМИ?

 

Мария Кузнецова: Нет, ваша торговая площадка ведь не зарегистрирована как СМИ.

 

Михаил Селин: На примере недавних событий по несовершеннолетнему стрелку в школе. Закон нам говорит, что нельзя распространять информацию, которая позволяет прямо или косвенно идентифицировать лицо. В различных СМИ видел разные вариации публикации этой информации. Одни СМИ пишут, что это ученик школы такой-то, другие пишут, что это ученик такой-то школы такого-то класса, третьи пишут, что это ученик Миша, такой-то школы, такого-то класса. Следующие пишут всё то же самое, но добавляют «Миша П.». Где проходит та самая грань, когда информация позволяет косвенно или прямо идентифицировать лицо совершившее правонарушение?

 

Мария Кузнецова: На самом деле даже частичная информация позволяет косвенно идентифицировать человека.

 

Михаил Селин: Тогда получается, если писать, что в какой-то московское школе произошли такие-то события, то сама новость получится не информативной.

 

Мария Кузнецова: Понимаете, зачем вообще ввели эту норму? Это норма действительно направлена на защиту детей. Вспомните, как по телевизору все программы начинают доставать и вытаскивать из соцсетей всё, приводят людей на передачи, в которых всё это потом обсуждается. Возникает вопрос, для чего журналист вытаскивает эту информацию? Чтобы показать, что случилась такая трагедия или показать образ того, кто это сделал и какой он плохой? Смысл?

 

Михаил Селин: Дать подробно максимальную информацию о событии.

 

Мария Кузнецова: А смысл?

 

Михаил Селин: Чтобы читали. Если в одном СМИ дают больше подробной информации, а в другом некую абстрактную, то это получается две совершенно разные новости с точки зрения аудитории.

 

Мария Кузнецова: Без контекста всего материала невозможно выявить будет ли информация об имени и номере школы нарушать закон. Всё оценивается в совокупности.

 

В завершение мероприятия президент НАИ Андрей Авдонин подчеркнул, что Союз издателей, готов принимать обобщённые вопросы и направлять их к Роскомнадзору, чтобы взаимодействие между регулятором и СМИ выстраивалось более чётко, а сами издания реже совершали правонарушения. 

Опубликовано: