Директор РАЭК: Мы видим, что наметившаяся бизнес-дружба интернет-отрасли, телекома и медиаотрасли немного пошатнулась в этом году

8 декабря 2016
Директор РАЭК: Мы видим, что наметившаяся бизнес-дружба интернет-отрасли, телекома и медиаотрасли немного пошатнулась в этом году

Директор РАЭК Сергей Плуготаренко в интервью RNS рассказал о том, как законодательные ограничения интернет-отрасли могут отразиться на темпах роста экономики рунета, диалоге с администрацией президента после ухода Вячеслава Володина в Госдуму и поведении иностранных технологических компаний в новых условиях регулирования в России.

 

— В конце сентября вы прогнозировали рост доходов рунета на 16,7% по итогам года — до 1,58 трлн рублей. Будете ли корректировать прогноз?

 — Аналитический отдел РАЭК традиционно корректирует прогнозы несколько раз в год. Так, сегодня, к примеру, мы видим активное развитие ИТ-законодательства: интернет стал большим, и регулятор уделяет много внимания нашей отрасли. Всеобщая мобилизация и появление сегментов «интернет+» (те отрасли экономики, которые не являются ИТ-отраслями, но зависят значительно от интернета). Плюс «бушующий океан» офлайновой экономики, кризис, геополитика, экспансия западных и восточных ИТ-компаний — все это не дает нам расслабиться. Поэтому теперь корректировать прогноз приходится раз в квартал.
 
Но в любом случае главные итоги рунет-года мы подводим как раз в декабре — на ставшей уже традиционной ежегодной конференции «Рунет 2016: Итоги года». Очевидно, что в этом году наши прогнозы нужно будет сильно корректировать: за прошедший период в России были яркие и неоднозначные законодательные инициативы: это и «пакет Яровой», и попытки регулирования OTT-сервисов, начало применения законодательства о локализации персональных данных и «право на забвение»… Какой вклад (с плюсом или с минусом) в экономику рунета сделает тот или иной новый закон, мы должны будем оценить совсем скоро.
 
Но при этом на экспертном уровне мы видим, как ни странно, что отношение к новым законодательным инициативам выравнивается. Если раньше (два-три года назад) абсолютный пик в экспертной оценке новых законов был в зоне «негативного влияния на отрасль», то в этом году мнения экспертов практически полностью разделились на негативные, нейтральные и позитивные. При этом в сумме на позитивные и нейтральные оценки приходится более 50%. Посмотрим на «Итогах года», изменят ли ситуацию новые инициативы («пакет Яровой» и т. д. — их вклад мы пока не оценивали).
 
— Если вы будете корректировать прогноз по итогам года, то в сторону повышения или понижения?
 
— Скорее всего, мы будем очень пристально смотреть риски негативного влияния новых регуляторных инициатив, их влияние на отрасль в экономическом плане. Можно изучить и другие виды эффектов — социальные и технологические, но на интернет-экономику последние инициативы окажут очевидно отрицательное воздействие, если сами эти инициативы не будут скорректированы.
 
Пока еще не вступил в силу так называемый «налог на иностранные ИТ-компании», но многие из них рассылают уже российским пользователям «письма счастья». «Пакет Яровой» операторы связи оценивали совокупно в сотни миллиардов рублей — прямых убытков, инвестиций, которые им необходимо совершить для исполнения требований закона, упущенной выгоды и т. д.
 
При ежегодном обсуждении итогов нашего РАЭКовского исследования «Экономика Рунета», мы часто произносим такие слова — «Интернет в России неубиваем», он будет расти при любых внешних условиях и давлении. И пока тренд остается таким. Несколько лет назад мы придумали описывать текущие экономические тренды рунета — через «сценарии развития» (всего у нас их четыре — от инновационного до кризисного). И мы с экспертами каждый год смотрим, по какому сценарию движемся. Начали мы несколько лет назад с самого крутого сценария, когда интернет рос на 30–40% в год, а в прошлом году мы постулировали переход в сценарий «кризисный». В этом году поднялись на ступеньку выше («консервативный» сценарий). На итогах года обсудим, каким будет сценарий с учетом новых экономико-технологических вводных и внешнего давления.
 
Но уже сейчас можно предсказать, что если случатся все те законодательные инициативы, которые предусмотрены сейчас, и если они останутся в том виде, в каком есть сейчас, — то развитие рунета снова упадет до «кризисного» сценария. При этом следует помнить, что «кризисный» сценарий — это все равно рост экономики рунета, просто гораздо более медленный, всего на 6–8% в год (ранее мы прогнозировали в 2016 году рост экономики рунета примерно на 10–15% в год, что соответствует «консервативному» сценарию. Очень не хотелось бы падать на ступеньку вниз. Но, по всей видимости, упадем.
 
— Во сколько вы оцениваете совокупный объем средств, которые недополучит рынок по итогам 2017 года, если все эти законопроекты вступят в силу?
 
— Многие из названных законопроектов вступят в силу в 2018 году. Говорить о том, что в 2017 году будет рыночный эффект, наверное, преждевременно. Масштабы косвенных затрат и косвенные эффекты уже неоднократно озвучивались сотовыми операторами и операторами фиксированной связи, а также и интернет-компаниями: реализацию требований «пакета Яровой» компании оценивали для себя в миллиарды рублей, а законопроект о регулировании OTT-сервисов, который мы будем обсуждать в декабре на площадке Госдумы, может в два раза сократить доходы онлайн-кинотеатров.
 
Но эмоциональный эффект налицо уже сейчас — компании начинают готовиться и по-своему «закручивать гайки». Очень плохо, если это в итоге отразится на взаимодействии отраслей. Мы видим, что наметившаяся бизнес-дружба интернет-отрасли, телекома и медиаотрасли немного пошатнулась в этом году, благодаря достаточно бурному обсуждению новой инициативы, связанной с регулированием OTT-сервисов и систем обмена сообщениями.
 
Эта новая неразбериха, микрохаос в позициях организаций и исчезновение наметившегося консенсуса — могут привести к тому, что в конечном счете пострадает потребитель. В еще более долгой перспективе (3–5 лет) могут пострадать отечественные сервисы, как ни странно это звучит: потому что, выходя из плоскости конкурентных взаимоотношений и бизнес-ориентиров, они могут со временем лишиться в глазах потребителя многих своих преимуществ, а присутствия на нашем ИТ-рынке иностранных игроков с многомиллиардной капитализацией никто не отменял.
 
— У вас есть какие-то предложения к декабрьскому заседанию?
 
Мы оперативно подготовим предложения к заседанию в профильном комитете Госдумы, но также будем настаивать на том, чтобы после первых встреч и обсуждений было бы время на вдумчивую работу — это месяц-два как минимум. За это время, как показывает опыт, мы успеваем собрать с отрасли конкретные пожелания и обсудить их со всеми заинтересованными сторонами. Но это при условии, конечно, что первые встречи пройдут в конструктивном русле, и если отрасль вообще захочет обсуждать изменение закона, а не будет настаивать на полной его отмене (как уже бывало не раз). Но уже сейчас понятно, что наибольшее количество вопросов вызывают терминология и субъекты предлагаемого регулирования, непонятно, какие сервисы имеются в виду, когда мы говорим о передаче сообщений, много вопросов и нареканий вызывает и требование об ограничении иностранного владения такими сервисами.
 
— Может ли РАЭК констатировать дисбаланс в системе регулирования интернет-отрасли — с точки зрения поддержки и ограничений?
 
Да. Регулирование у нас сегодня охранительно-запретительное. А мы говорим, что необходимо сменить парадигму на стимулирующее регулирование. Исходя из экспертной оценки, среди законодательных инициатив, предлагавшихся в 2015 году, нейтрально или положительно оцениваются 38%. Для сравнения: за период 2013–2014 годов доля таких законопроектов была всего 23%, притом что количество инициатив за год слегка выросло. При этом доля законопроектов, оцениваемых негативно, в 2014 году составляла рекордные 77%.
 
Таким образом, существует определенная тенденция к отходу от охранительно-запретительного регулирования. Однако сохраняется необходимость привлечения экспертов к работе над законопроектами. В 2016 году было несколько громких проектов, где, например, было проигнорировано мнение экспертного совета при правительстве.
 
Мы видим, что наметился положительный тренд, который, может быть, на первый взгляд кажется странным, но с другой стороны, он вполне объясним. Во-первых, эксперты видят, что Россия не одинока в стремлении разработки локальных норм и законов, регулирующих интернет. Во-вторых, у многих экспертов выработался «иммунитет» на законодательные инициативы: они перестали многие из них воспринимать серьезно (и тому есть объяснение — очень многие из ранних таких инициатив, предложенных пару лет назад, не получили никакого продолжения по сей день). У экспертов в начале 2016 года даже родился термин «законодательная клоунада». Интернет, видимо, сегодня такая модная вещь, что многие субъекты законодательной инициативы хотят чего-то «внести», связанное с интернетом. Но потом, без административной, отраслевой или экспертной поддержки, — многое из такого умирает.
 
Опубликовано: