Частное мнение заместителя гендиректора АО «Татспиртпром» Рината Билалова о печатных газетах

29 ноября 2016
Частное мнение заместителя гендиректора АО «Татспиртпром» Рината Билалова о печатных газетах

Частное мнение высказывает заместитель генерального директора по информационной политике АО «Татспиртпром» Ринат Билалов:

 

— На днях моим домашним понадобилось что-то завернуть в газетную бумагу. Смешно, но факт: обнаружилось, что у меня, человека, проработавшего много лет в печатных СМИ, дома нет ни одной бумажной газеты.

 
Недавно я проводил мастер-класс на журфаке и спросил у третьекурсников, кто из них читает печатные издания. Руку не поднял ни один.
 
Думаю, что у многих из вас тоже нет дома печатных СМИ. Просто вы этого еще не заметили.
 
Я уже не первый год спорю с коллегами о будущем традиционных газет и журналов. В основном в пользу того, что печатные издания сохранятся, оппоненты (к слову, их все меньше) приводят опыт западных стран, где, мол, не умирает культура чтения с бумаги.
 
Еще у них есть аргумент о том, что значительной части читателей важно само ощущение бумажной газеты: запах типографский краски, шелест страниц.
 
Или говорят, что, несмотря на все прогнозы, ТВ так и не вытеснило театр, и точно так же интернет не вытеснит до конца печатные издания. Здесь я согласен: я, например, знаю людей, которые до сих пор коллекционируют виниловые диски. Но сколько их?
 
Не то чтобы я противник печатных СМИ. Признаться, мне и самому бывает грустно видеть их постепенное исчезновение. Ведь я много лет проработал в бумажных изданиях, и даже помню, кто такой метранпаж, что такое клише и строкомер. Это целая эпоха.
 
Увы, все это лишь эмоции. Основная причина потери читателей печатными изданиями состоит в том, что цена и скорость доставки информации в них несопоставимы с тем, что дают интернет-СМИ. Главная статья расходов бумажных газет и журналов – полиграфия, печать и собственно бумага. Расходы на них могут съедать половину доходов издания, а то и больше. А еще есть логистика, несговорчивые розничные сети и почта.
 
У телевидения, кстати, та же беда. Это очень дорогое удовольствие: лицензии, сигнал, спутники, громоздкие передвижные телестанции. Но оно следующее на выход.
 
Мы еще не осознаем до конца, что с приходом интернета мир переживает настоящую революцию – по своей значимости такую же, как появление печатной машины Гутенберга.
 
Все меняется намного быстрее, чем можно себе представить. Еще 15-20 лет назад мы ездили на автомобилях с карбюратором, радовались появлению 3,5-дюймовых дискет, а человека с пейджером считали очень продвинутым. Так почему же прогресс не должен идти такими же быстрыми темпами в издательском деле?
 
Человеку больше не нужно идти в газетный киоск или спускаться на первый этаж к почтовому ящику. Даже и за компьютер садиться не надо – достаточно достать из кармана смарфтон.
 
А газеты все-таки у меня дома нашлись. Но это святое — старые подшивки изданий, где я в свое время работал. Где-то там же, на верхних полках, наверное, пылится моя первая «Нокиа», а с ней и пейджер. Забавная все-таки была штука.
 
Опубликовано: