Кто заинтересован в банкротстве Кондопожского ЦБК

28 июля 2016
Кто заинтересован в банкротстве Кондопожского ЦБК

С тем, что АО «Кондопога» в скором времени перестанет существовать как юридическое лицо, мы уже смирились. С того самого дня 20 июня, когда Арбитражный суд Карелии ввел в действие финальный этап банкротства – конкурсное производство, то есть распродажу имущества. Что ж, «в морг – значит в морг». Но на прошлой неделе предприятие опубликовало итоги своей работы за три последних года – и вопросы снова возникли.

 

Глубокое пике
 
О том, как флагман российской бумажной промышленности, одно из самых прибыльных производств – АО «Кондопога» - вдруг стало убыточным, написано уже много. Самый популярный диагноз: рухнул рынок газетной бумаги, и комбинату стало некуда девать продукцию. Спорить с этим не стану, но замечу: в тени глобального газетного кризиса оказались весьма, скажем так, необычные управленческие решения руководства АО, пришедшего после кончины Виталия Федермессера. Но это тема будущих публикаций; пока разберемся с тем, что есть.
 
Итак, хронология событий. 17 января 2013 года в Арбитражный суд Республики Карелия поступило заявление открытого акционерного общества "Кондопога" о признании его банкротом. 11 марта заявление было признано обоснованным, суд ввел процедуру наблюдения и назначил временного управляющего. Его задачей было не допускать сомнительных и убыточных сделок. Впрочем, это не помогло, и спустя год с небольшим организация вошла в следующую стадию – внешнего управления. Тогда же были определены и организации, перед которыми у комбината существовали задолженности. Согласно законодательству, часть из них попала в реестр кредиторов, и теперь именно они решали судьбу акционерного общества – путем обычного голосования. 
 
Повлиять на ход событий они не могут, поскольку при голосовании решение принимается простым большинством: 50 процентов плюс один голос. Первым таким решением стало назначение внешнего управляющего, им стал Андрей Шутилов.
 
Это фигура ключевая: он действует не в интересах предприятия, а в интересах кредиторов. То есть если кредиторам по каким-то причинам выгодно производство закрыть – управляющий так и сделает, даже если «реанимация» возможна. Похоже, именно такая схема сейчас и реализуется в Кондопоге.
 
Рывок на финише
 
Два года продолжались попытки оздоровления предприятия, но итог известен: в июне было объявлено о начале конкурсного производства, то есть распродаже имущества. Заниматься этим также выпало Андрею Шутилову. На этом фоне искреннее удивление вызвал недавний пресс-релиз АО «Кондопога», в котором рассказывается, что сделано на предприятии с момента вхождения в банкротство.
 
Если кратко: за три года объемы производства газетной бумаги увеличились на 35 процентов, обёрточной бумаги - на 17 процентов, лигносульфонатов - на 21 процент.
 
В прошлом году все шесть бумагоделательных машин  комбината работали в полную силу.
 
Экспорт основного продукта - газетной бумаги – также увеличился, более чем в два раза. «Сегодня около 80 процентов бумаги отправляется на экспорт», - напоминают в АО «Кондопога». – «С восстановлением работы предприятия, интерес к кондопожской бумаге появился вновь. Ежегодно большая часть вывозимой продукции предприятия приходится на страны Азии, Африки и Среднего Востока».
 
Не менее оптимистичным выглядит и отчет временного управляющего по итогам работы комбината в первом квартале этого года. Оказывается, только за этот период предприятию удалось заработать 135 миллионов рублей.
 
- Несмотря на процедуру конкурсного производства, ОАО «Кондопога» по-прежнему является лидером производства газетной бумаги в России и мире в целом, - цитирует Андрея Шутилова пресс-служба комбината. - Отмечу, что комбинату не помешал его статус (банкрота – ред.) для удержания позиций на внешнем и внутреннем рынке. Более того, каждый год предприятие демонстрирует динамику увеличения объемов производства бумаги, это говорит о востребованности продукции комбината.
 
Но свой бравурный доклад управляющий заканчивает выводом неожиданным: конкурсное производство, подразумевающее ликвидацию юридического лица, надо продолжить.
 
Первоочередные интересы
 
Как мы уже говорили, арбитражный управляющий представляет интересы кредиторов. Точнее – большинства кредиторов. Кто же сегодня составляет это большинство на АО «Кондопога»? Проще говоря – кто так страстно желает ликвидировать градообразующее предприятие?
 
В первую очередь это, как понятно из таблицы, ООО «Карелия Палп» – крупнейший в России экспортер газетной бумаги, поставляющий продукцию более чем в 50 стран мира. Именно эта фирма сегодня работает на производственной площадке Кондопожского ЦБК. В ее руках – логистика и сырьевая база. Но с 40 процентами голосов добиться нужного решения невозможно, требуются союзники в стане кредиторов. И таким стал «Аквамарин».
 
Обычное московское ООО, учредитель – кипрская компания, основной вид деятельности – водный транспорт. Но в мае этого года эта ничем не примечательная фирма выкупает гигантский долг Кондопожского ЦБК у УралСиба – одного из крупнейших финансовых учреждений страны. Зачем это УралСибу, объяснимо: когда не можешь выцарапать у должника 1,3 миллиарда рублей, трудно объяснять акционерам, почему тебе надо повысить зарплату. Но вопрос не в том, зачем были переданы права на взыскание, а в том, как это было сделано. «Аквамарину» перешел весь долг, в полном объеме - и по той же цене, без дисконта. Любой мало-мальски разбирающийся в банкротствах специалист подтвердит, что это нереально, тем более на стадии конкурсного производства. Здесь мечтаешь вернуть даже не большую часть, а хоть что-то. Пример: еще один кредитор «Кондопоги» - Сбербанк – парой месяцев ранее тоже переуступил свой долг в 102 миллиона некоему ООО «Аркада», но всего за половину стоимости.
 
Таким образом, в случае с «Аквамарином» можно предположить, что компания собирается серьезно влиять на происходящие на ЦБК процессы. И скорее всего не сам «Аквамарин», а все тот же УралСиб, в списках аффилированных лиц которого постоянно присутствует учредитель «Аквамарина» - кипрский «Вестернмост Инвестмент Лимитед» (Westernmost Investments Limited). И голосует «Аквамирин» всегда в одной связке «Карелия Палп». Как и ЗАО «Инвест Проект», чьи интересы постоянно представляет тот же юрист, что и интересы «Аквамарина».
 
Кстати, «Инвест Проект» тоже входит в число «новых кредиторов»: без малого 900 миллионов долга он выкупил у «Банка С.-Петербург». Откуда у питерской фирмочки с уставным капиталом в 10 тысяч рублей такие деньги, можно только догадываться. Учредитель ЗАО – «Невская управляющая компания», занимающаяся вовсе не ЖКХ, а доверительным управлением активами. А ее официальным партнером выступает как раз «Банк С.Петербург».  
 
Что еще объединяет эту компанию с «Карелия Палп» (в свое время выкупившей долг комбината у банка «ВТБ 24») и «Аквамарином» - все они являются залогодержателями. Беря кредиты у банков, АО «Кондопога» предоставляла им имущественный залог, который вместе с долгом перешел новым кредиторам. И выступали в качестве залога те самые бумагоделательные машины, которыми так гордится комбинат. Именно финансовые претензии залогодержателей по закону удовлетворяются в первую очередь – после текущих долгов.
 
Итак, нам известна тройка кредиторов, имеющих в своем распоряжении более половины голосов и, следовательно, определяющая судьбу комбината. Именно они, вопреки явным признакам возрождения производства, стремятся во что бы то ни стало довести «Кондопогу» до ликвидации. Вопрос – зачем? Это мы попытаемся проанализировать в наших последующих публикациях. 
 
Максим Берштейн 
 
 
Опубликовано: