Борис Киршин: Жизнь без независимой прессы для общества — путешествие с зашоренными глазами

13 октября 2016
Борис Киршин: Жизнь без независимой прессы для общества — путешествие с зашоренными глазами

Декан факультета журналистики Челябинского государственного университета, главный редактор газеты «Челябинский рабочий» Борис Киршин рассказал ИАА «УралБизнесКонсалтинг» о том, что стало причиной прекращения выпуска старейшей на Южном Урале газеты и почему развитие технологий не приведет к сокращению спроса на профессиональных журналистов.

 

 

Минувшим летом вышел последний номер газеты «Челябинский рабочий» — старейшей в регионе. Что в большей степени привело к банкротству издания — тенденция на снижение рентабельности газет или экономический кризис?

— Да, это так, с 1 июля 2016 года газета «Челябинский рабочий», история которой насчитывает 108 лет, перестала выходить в свет. Причин несколько. Первая связана с экспансией интернета и цифровых информационных технологий. Она привела к уменьшению аудитории некогда самой популярной на Южном Урале газеты, значительному снижению доходов. У редакции образовались солидные долги перед типографией и по заработной плате. Нас это не сильно беспокоило, потому что у компании имеется собственность – большой офис в центре Челябинска, часть которого мы планировали продать, рассчитаться за счет этого по долгам и продлить жизнь газеты. Планы помешал реализовать глубокий экономический кризис, поразивший нашу страну. Рынок недвижимости встал, офис продать не удалось. Между тем доходы в кризис еще больше снизились, долги возросли. Тогда и было принято решение приостановить выход газеты. Разберемся с обязательствами и будем думать о ее дальнейшей судьбе. Мы готовы рассмотреть вопрос о смене собственника, главное, чтобы он сохранил уникальное издание.

— Вы всегда позиционировали «Челябинский рабочий» как независимую газету. Приходилось ли сталкиваться с попытками «надавить» на редакцию со стороны представителей власти, крупного бизнеса?
 
— Последнюю четверть века «Челябинский рабочий» действительно был независимой газетой. По-настоящему независимой: проводил самостоятельную редакционную политику, жил на свои деньги.
В целом, если не считать нескольких серьезных обострений, газета не испытывала какого-либо давления власти. Учитывая центростремительный характер нашей политической и общественной жизни, я проанализировал, как «Челябинский рабочий» взаимодействовал с губернаторами нашей области. Бывали и сложные взаимоотношения, но явно на независимость никто не покушался. Почти все они вначале бывали не очень дружелюбно настроены по отношению к газете. А потом довольно быстро убеждались: «Челябинский рабочий» не выполняет политических заказов, не использует информацию для достижения собственных интересов, не маскирует под журналистские статьи материалы, отражающие интересы каких-либо финансово-промышленных групп. С осознанием этого возникала атмосфера доверия. До объятий, конечно, дело не доходило, просто нормально работали. Хотя про себя они могли думать иначе. Кому понравится, когда кто-то высказывает отличное от твоего мнение?
В объятия крупного бизнеса попасть легче. Раз получил от него за материал, второй… И оказалась газета вовлеченной в орбиту посторонней силы, начинает работать в ее интересах. Но «Челябинский рабочий» и эта участь миновала.
 
— По итогам 25 лет работы в качестве главного редактора газеты «Челябинский рабочий» вы бы назвали издание успешным примером независимой прессы в России или все-таки нет? 
 
— Нелогично называть успешным издание, которое перестало выходить. Но если вынести за скобки финал, который стал следствием объективных обстоятельств, можно сказать: «Челябинский рабочий» был очень успешным изданием, которое много лет привлекало внимание не только российских, но и зарубежных коллег. Мы построили первую на Урале офсетную газетную типографию, собственный современный офис. Своими силами освещали войны и Олимпийские Игры, осуществили много ярких газетных проектов. Наши журналисты завоевали множество престижных наград, стали авторами книг. Все это делалось для обретения реальной независимости и в то же время явилось ее результатом.
 
— Некоторые журналисты и издатели считают, что нельзя относиться к средствам массовой информации как к бизнесу, в первую очередь — это общественно-политический институт, поэтому говорить о прибыльности СМИ как минимум неэтично. 
 
— Думаю, что эти понятия не надо противопоставлять. Безусловно, крупные СМИ — это серьезный бизнес. Обороты в миллионы долларов, десятки партнеров, маркетинг, логистика, большой персонал… Для этого нужен квалифицированный менеджмент, немалый профессионализм. Иначе о прибыли можно забыть, ее не будет, как бы талантливы и самоотверженны вы ни были. Кстати сказать, именно это с нами произошло: из-за болезни я надолго выбыл из строя, а замены, соответствующей сложности стоящих перед газетой задач, не нашлось.
Но это не исключает понятия служения обществу в личном плане, настоящим журналистам оно присуще. Именно оно заставляет их идти на риск, преодолевать трудности, быть несвободными от своего материала круглые сутки. С годами я пришел к выводу: чтобы быть успешной, качественная независимая газета должна обеспечивать общество актуальной и интересной информацией лучше всех других СМИ.
 
— Есть мнение, что сейчас не нужны профессиональные журналисты, вместо них владельцы СМИ ищут людей, которые будут приносить в редакцию деньги. Согласны ли вы с данным утверждением?
 
— Это глупость, порожденная жаждой денег, затмевающей здравый смысл. Именно журналисты позволяют СМИ привлекать деньги. За разговорами о них мы забываем, что на дворе информационное общество. Ученые предсказывают, что в недалеком будущем две трети человечества будет занято в сфере информации. Не трудно догадаться, что на первых ролях в этом случае будут люди, умеющие с ней работать. Это журналисты, владеющие различными информационными платформами.
Вдумайтесь в такие цифры. В 2014 году на факультет журналистики Челябинского государственного университета поступили 34 человека, в 2015 — 92, в 2016 — 139. Казалось бы, газеты закрываются, медиакомпании банкротятся, а они идут на журналистику… Я думаю, у молодых срабатывает глубинный инстинкт, указывающий им перспективу, направление развития жизни. Это вселяет оптимизм. Будет у нас журналистика, будет информационная занятость, будут кадры.
 
— Недавно Минкомсвязи предложило с 1 января 2017 года увеличить долю рекламных площадей в печатных СМИ до 45%. Как вы оцениваете эффективность инициативы: поможет ли она выйти прессе из кризиса и была бы полезна «Челябинскому рабочему», если бы ее приняли раньше?
 
— На мой взгляд, она абсолютно неэффективна. Это имеет смысл, когда рекламы очень много, как было в начале 90-х. Тогда, чтобы уложиться в 40 процентов, мы увеличивали объем номера, печатали дополнительные страницы. Сейчас рекламы мало — кризис не только у прессы, но и у рекламодателей. Вы видели газету, на 40 процентов заполненную объявлениями? Если такие есть, им не страшен кризис. И «Челябинский рабочий» при таком раскладе продолжал бы безбедную жизнь. Пресса будет успешной, когда в стране будет стабильная, растущая год от года экономика, настоящая политическая конкуренция.
 
— В целом, как бы вы оценили общее состояние печатных СМИ России сейчас?
 
— Положение прессы сейчас сложное: наложившиеся друг на друга два кризиса — технологический и финансовый — порождают огромные трудности. Из-за них уходят прежде всего именно независимые издания. Остаются газеты, которые кто-то содержит для своих нужд. Для общества это очень серьезная потеря. Жизнь без независимой прессы для него — путешествие с зашоренными глазами.
Валерия Кабанова
 
Опубликовано: